странствия, путешествия, автостоп, парапланы, альпинизм

Белые ночи

аааааа ааа

Автостоп по России удивлял и радовал. С утра выехав из Плёса, практически без остановки в таких крупных городах как Кострома и Ярославль, я был уже в Рыбинске, находящемся на берегу одноименного водохранилища. Достопился я туда с одним замечательным фотографом, мечтающим о путешествиях. Мы вкусно поели в местной кафешке, мило побеседовали, и он показал мне основные достопримечательности этого города.

Я не ожидал, что в таком большом селении окажется столько красоты. Говорят, что когда был конкурс проектов на постройку Исаакиевского собора в Питере, на третьем месте был удивительный проект, и местная богатая знать решила его воплотить в Рыбинске, а не в Питере. Сейчас этот собор радует глаза людей, созерцающих набережную. Также здание биржи имеет интересное архитектурное решение. Подобное я встречал наверное в Париже. И вообще, город произвел на меня благостное впечатление.

Добрый водитель вывез меня за город, и я начал движение к Череповцу. Маршрут огибал огромное Рыбинское водохранилище, затопившее в свое время много сел и городов. Дорога постоянно петляет, объезжая заливы и устья рек. Через четыре часа я въехал в этот металлургический кoнгломерат. Нельзя назвать ситуацию в этом городе экологически благополучной. Десятки труб коптят небо над Череповцом и его окрестностями, уничтожая природу и даря людям смертельные заболевания. Но такова сущность человеческой натуры – жажда наживы выходит на первое место. Люди забывают о последствиях глумления над природой. Пройдя это место, очень удачно, я поймал машину, идущую прямо на Питер, до которого оставалось около пятисот километров.

Рассвет уже встречал на улице Народной, до которой довез меня грузовик. Пешком я дошел до дома моего друга Кирилла, работающего просветленным осветителем в питерских театрах, и поболтав о свежих новостях планеты и России, поехал осматривать Петергоф, пропущенный мной в предыдущих посещениях славной северной столицы.

Вход в этот парк фонтанов стоил 150 рублей, но территория обширна, и ловко перепрыгнув через забор, я оказался в туристическом месте. Охранник либо не заметил меня, либо сделал вид, что не заметил. Около трех часов я просто гулял там. Здесь есть что посмотреть – десятки фонтанов, окруженных различными фигурами сказочных героев и богов, умиляют. Особое место занимают фонтаны – шутихи, проходя по которым, можешь получить внезапный душ. Здания архитектуры Петровской эпохи великолепны и грандиозны, а Финский залив для меня явился хорошим местом для медитации. Я забрался глубже, вправо. Часть фонтанов в левой части парка все же требуют реставрации. Здесь есть не только прогулочные маршруты, также можно зайти вовнутрь и посетить музеи.

Но у меня на это уже не оставалось времени. Я вышел из парка, и сходил в прекраснейшую церковь, расположенную напротив него. В ней можно подняться наверх и увидеть панораму Петергофа с его окрестностями и Финским заливом.

На следующий день, с Кириллом мы поехали в Кронштадт. Раньше это был остров, сейчас к нему проделали дамбу с обоих сторон, и таким образом закольцевали дорогу вокруг Питера. Здесь расположено множество фортов, построенных еще в царское время. Они сделали неприступным морской подход к северной столице. Также здесь проходила дорога жизни в годы Великой Отечественной войны. Кирилл рассказал печальную историю о том, как в то страшное время детям говорили не покупать пирожки в определенных местах, так как они были с человеческим мясом. Да, порой тяжкие испытания выпадают на долю людей. Кого-то это ломает, а кого-то возносит в небесную высь.

Мы вернулись в город. Я получил предложение друга Виталия съездить на дачу и не смог от него отказаться. Ночь прошла в периодических заходах в парилку. На сей раз удовольствие, полученное от бани, превзошли весь мой предыдущий опыт. Закончили мы процедуру рано утром. Все это происходило при освещении пресловутых Белых Ночей. Мне они понравились. Это напоминало вечер, когда Солнце только зашло, и света все же было достаточно для того, что бы увидеть все окружающее. Как многообразен наш мир, как много в нем удивительного, и как коротка наша жизнь. И поэтому не хочется разменивать ее по пустякам.