Витебские девчата о горах и не только

Зачем ты ходишь в горы? Для чего тебе, хрупкой девочке, все эти грубые мужские игрушки: веревки с мизинец, ботинки по полтора килограмма, холодные ледорубы и тяжеленные рюкзаки? Неужели тебе нравятся сбитые ноги и обгоревшие, потрескавшиеся губы? Почему ты, как все нормальные девушки не едешь к морю за красивым загаром, наслаждаясь всевключенными яствами, напитками и всеми благами цивилизации? Такие вопросы мне часто задают мои друзья, знакомые и просто посторонние люди. В моей же голове они не возникают.

Её рюкзак полон счастья,

её счастье пугает диванные взоры.

Горы – неотъемлемая часть моей жизни. Это то, что влияло на меня с самого рождения. Это то, что воспитывало. И это то, что находится уже глубоко в подсознании.

Когда же я начала узнавать, что такое горы? Давно! Ну, как давно – до своего рождения. Летом 1987 года моя мама, пока еще не зная, что я уже поселилась в ее животике, успела сходить в два похода: на Кавказ и в Фанские горы. Возможно именно поэтому меня так тянет в Среднюю Азию, а Тянь-Шань является голубой мечтой уже много лет. Лес, палатка, озеро – все это я узнала еще до того, как научилась ходить и говорить. В 6 лет меня родители впервые взяли в горы, в Крым. Там же, на скалах в долине Димерджи они «повесили» меня на веревки. Дюльферять первый раз было страшно, но НАДО! Так как папа уже спустился и сказал, что это совсем легко, надо просто больше отклониться назад. А папу подводить нельзя.

После этого первого похода август в горах стал традицией. Тогда мне казалось, что ничего необычного в таких путешествиях нет. Что всех детей воспитывают тык. Что все с детского сада ходят в походы. Нас-то, Детей Туристов, было много. Вернемся немного в прошлое…

Благодаря нашему славному Витебскому турклубу в начале 80-х годов молодые люди активно стремились за романтикой на высоты Кавказа, Тянь-Шаня, Памира, Памиро-Алая. Так вот именно эта романтика помогла молодым людям пережениться между собой и в результате в конце 80-х на свет появились мы, Дети Туристов. В нашей семейной компании таких Детей было штук 10 и столько же родителей. И всю жизнь мы живем как одна большая семья с множеством общих мам, пап, братиков и сестричек. Вот такая вот замечательная секта.

В 2002 году нам показали «настоящие горы». Родители решили, что раз на Кавказе прекратились войны, и стало более или менее спокойно, то грех этим не воспользоваться. Так мы пошли в двойку в район Архыза. Детям Туристов тогда было по 10, 13,14,и 15 лет. Помню первую переправу через бурную реку. Помню, как первый раз встали на кошки. Помню посвящение в горные туристы, когда в цирке под перевалом Восточный Ак-Айры взрослые организовали нам целый праздник с полосой препятствий, конкурсами, спрятанной сгущенкой и клятвой Богу Гор. Помню слезы, когда поднимались в сильнющий дождь, делая два шага вперед и съезжая на шаг назад по мокрой траве. И слезы на леднике Псыш, когда стояли у края разлома и боялись сделать первый шаг на вертикальную станку, чтобы выйти на нижнюю ступень ледника.

С тех пор каждое лето мы перезимовываем наверху: Архыз, Гвандра, Теберда, Домбай, Приэльбрусье. Когда родители по разным причинам перестали ходить в горы, Дети Туристов начали делать самостоятельные шаги. Мы ходим туда, потому что уже не можем друг без друга. Мы заново открываем этот удивительный мир снегов, камней и льда. Мир, полный звезд и облаков, тишины и завораживающих звуков, тепла и поддержки друзей. Мир, раскрашенный миллиардом цветов. Там мы находим время разобраться в себе. Я где-то слышала, что в горах нет полутонов: там либо жарко, либо холодно, либо грустно, либо весело. Там не бывает НИКАК! Наверху все, что внизу кажется сложным и запутанным, оказывается простым. Наверху ощущаешь величие окружающего и спокойствие от того, что от человека, как бы он ни старался, как бы ни выкручивался, зависит далеко не все. Поэтому стоит немного притормозить и жить, радуясь каждому мгновению.